Промышленные и государственные исследования

Возникновение научных предпринимателей и администраторов, профессионализация исследовательских карьер и возникновение стандартизованных процедур отбора кадров, обеспечения оборудования и оценки различных видов исследований делали научные исследования взаимопереводимой деятельностью. Администраторы

могли переходить из университетской администрации в администрацию крупных промышленных или государственных научно-исследовательских лабораторий и создавать исследовательские подразделения, подобные тем, что существовали в университетах. И исследователи могли работать во всех этих местах без необходимости существенно менять свои профессиональные идентичности или поступаться своими надеждами или стандартами.

Конечно, практика научного исследования в организациях, преследующих ненаучные цели, может приводить к конфликтам. Вместо того чтобы заниматься перспективными исследованиями, от исследователя могут потребовать заниматься менее интересными научными проблемами. Кроме того, он может быть ограничен в своей свободе общения и сотрудничества с коллегами, которые работают в других местах, чтобы сохранить промышленные или военные секреты.

Представления, сложившиеся в университете, не позволяли дать готового ответа на эти проблемы, но они создали основу для прагматического подхода к ним. Прежде всего они помогли создать культуру, частично разделявшуюся промышленностью и правительством, которая определяла, чего можно было с полным правом ожидать от ученых. Таким образом, культура университетской науки способствовала созданию благоприятной среды в неакадемических институтах для ученых, получивших университетскую подготовку.

В результате промышленные исследования получили значительную автономию и достаточно времени для того, чтобы доказать свой творческий потенциал. К промышленным исследователям относились иначе, чем к остальным работникам, и их не направляли произвольно на решение разного рода сложных задач. В этих условиях возник тип исследователя, непрерывно и полностью вовлеченного в разработку продукта. Возможно, эта роль появилась впервые за пределами университета в лаборатории Томаса Эдисона, где она исполнялась изобретателями-самоучками. Постепенно эта роль стала осваиваться подготовленными учеными и инженерами и все сильнее переплетаться со сложной деятельностью, подпадавшей под юрисдикцию профессиональных ученых.

В результате распространения исследовательской работы за пределами университета появилось также множество различных форм поддержки подготовки и проведения исследований государством и промышленностью без прямого участия с их стороны в деятельности, в которой они не были компетентны. Наиболее распространенной формой служили гранты на проведение исследований или обучение, контракты и пожертвования. Преимущества этого состояли в том, что они (а) предоставлялись людям и организациям, доказавшим свою компетентность; (б) давали получателям достаточную свободу в разработке собственных планов и иногда даже изменении своего первоначального замысла, когда становилось ясно, что он не самый удачный; (в) предусматривали постоянную переоценку, критику и сравнение программ и изменений в политике без необходимости закрытия или существенного изменения целых организаций.

Существование профессиональных исследований и стандартизованных процедур организации исследований было необходимым предварительным условием этого быстрого роста и гибкости исследовательской работы. Тесные связи между университетами, с одной стороны, и правительством, бизнесом и сельским хозяйством и обществом вообще, с другой, устанавливались и поддерживались администраторами, специализировавшимися на академических и научных вопросах (ректоры университетов, сотрудники фондов, руководители научно-исследовательских работ, проводимых по заказу государства). Появление специалиста в университетской и научной администрации с традициями инициативы и значительным багажом «ноу-хау» было sine qua поп недавнего роста науки в Соединенных Штатах.