Сравнение научной организации в Соединенных Штатах и Западной Европе

В Западной Европе новые функции науки, возникшие в середине XIX века, приходилось прививать национальным системам высшего образования, которые возникли в первой половине столетия. В национальной системе университеты, а во Франции также некоторые grandes ecoles служили центрами чистой науки. С последнего десятилетия XIX века они получали все большую поддержку из бюджетов исследовательских организаций и лабораторий, финансируемых государством и подчас создаваемых в ad hoc манере. Исследования, нацеленные на решение практических проблем или проводимые в областях, где была высока вероятность практического применения, осуществлялись в отдельных и специализированных исследовательских институтах. Обычно они финансировались правительством напрямую или были подотчетны ему, и только в нескольких случаях институты финансировались промышленностью. Наконец, в промышленности производились опытно-конструкторские разработки, но они далеко не всегда были эффективными и систематическими. Поэтому для исправления этого недостатка правительства в Западной Европе после Первой мировой войны и особенно после Второй мировой войны также пришли в эту область, создавая собственные институты прикладных исследований либо поддерживая торгово-промышленные ассоциации с прямыми или косвенными субсидиями на создание и поддержку деятельности таких институтов.

В Соединенных Штатах развитие происходило от специализированных институтов высшего образования к университетам, выполняющим все большее количество различных функций. Параллельно происходило развитие относительно небольших специализированных исследовательских институтов в большие и многоцелевые. Это касалось как промышленных, так и государственных исследовательских институтов. И оно ни в коей мере не было предвиденным или спланированным. Это было следствие проб и ошибок в плюралистической и конкурентной системе. Тем не менее в том, что касалось исследований, было доказано превосходство крупных многоцелевых организаций, а вместе с ним и гипотеза, что исследования как совместное предприятие, позволяющее обмениваться идеями и опытом и имеющее различные источники стимулирования, превосходили небольшие и обособленные институты, которые не в состоянии были успешно конкурировать с крупными и дифференцированными. В крупном университете всегда будут существовать новые области, а определенные поколенческие изменения неизбежно гарантируют наличие стимулов для развития. Но в небольших специализированных и обособленных институтах атмосфера легко могла стать крайне гомогенной. Европейский опыт подтверждает такое представление. Самыми живыми местами в научном отношении были столицы вроде Лондона, Парижа, а также Берлина и Вены, которые благодаря пространственной близости множества сравнительно небольших институтов обеспечивали атмосферу, которая в других обстоятельствах могла быть обеспечена только очень крупными организациями.

Крупные многоцелевые институты были особенно важны в прикладных или направленных на рассмотрение конкретной проблемы исследованиях. Такие исследования с целями, которые не вытекали из нормальных внутренних процессов научного исследования, скорее всего, должны быть междисциплинарными. Этого не просто требует поставленная задача; этому также, вероятно, будет способствовать отсутствие у администраторов особого пиетета перед признанными академическим дисциплинами. Небольшие специализированные научно-исследовательские институты, вероятно, будут выступать против многоцелевых проектов. Там, где директор и ведущие специалисты имеют одинаковую дисциплинарную принадлежность, они вряд ли станут искать новые проблемы помимо тех, что возникают в структуре их собственной дисциплинарной традиции. В более крупной и гетерогенной организации директор вряд ли станет поддерживать какую-то одну дисциплину. Администраторы, заинтересованные в результатах, а не в отдельных дисциплинах, могут существенно облегчить процесс привлечения новых сотрудников и рассмотрения новых проблем. Такие изменения неизбежно вызовут кризис в небольшом специализированном исследовательском институте. В результате кто-то может лишиться своего авторитета или даже рабочего места. Поэтому решения будут откладываться.

Поскольку границы между фундаментальной и прикладной работой постоянно меняются, создание специализированных институтов в области, которая сулит определенные перспективы сегодня, может стать причиной отсутствия средств в будущем, когда более интересными станут другие области. Здесь также многоцелевые исследования более эффективны, чем специализированные.

Процветание американских академических и научных институтов покоилось на том, что они научились извлекать уроки из опыта. Им пришлось учиться на опыте, потому что их простого существования не было достаточно для того, чтобы гарантировать их высокое положение. Они вынуждены были бороться за славу, добиваясь успехов, и конкурировать за капитал и людей. В этой конкуренции им помогали администраторы, которые не были связаны с заслугами и репутациями конкретных людей и забота которых обо всем институте делала их более открытыми к извлечению уроков из опыта.

В значительной степени эта функция обновления отсутствовала и продолжает отсутствовать в Европе.

По-настоящему самоуправляемым университетским корпорациям редко удавалось проявлять большую инициативу из-за их склонности защищать узкие интересы своих членов. В действительности значительная часть их усилий всегда направлялась на то, чтобы не допустить изменений и нововведений.


::Следующая страница::