Обзор книги

Эти соображения позволяют прояснить подход к вопросам, рассматриваемым в данной книге. Главы со второй по четвертую касаются условий, которые помешали науке стать ценимой обществом деятельностью во всех типах человеческого общества за исключением одного, причем довольно позднего. Также рассматриваются условия, которые сделали возможным появление науки в этом обществе.

Основным социологическим понятием, используемым в этих главах, является понятие роли. Это модель поведения, чувств и мотивов, рассматриваемая людьми как единица социального взаимодействия, выполняющая свою особую функцию и считающаяся уместной в данных ситуациях. Это понятие означает, что люди понимают цель актора в роли и способны откликаться на нее и оценивать ее. Поддержка социальной деятельности на протяжении длительных промежутков времени, независимо от изменений в составе акторов, связано с появлением ролей, осуществляющих деятельность, и пониманием и положительной оценкой («легитимацией») этих ролей определенной социальной группой. В отсутствие такой публично признанной роли вероятность передачи и распространения знаний, навыков и мотивов, связанных с определенной деятельностью, и кристаллизации всего этого в особую традицию крайне мала.

Так, существование людей, интересующихся регулярностью небесных явлений или особенностями растений и животных или любым другим вопросом, считающимся сегодня научным, само по себе не могло дать начало научной традиции. Там, где эти интересы не считаются неотъемлемой составляющей какой-либо роли, вряд ли вообще возможно появление какой-либо традиции. Традиции развивались только там, где такое знание считалось частью особых ролей: астрономия как часть жреческой роли; знание растений как нечто, свойственное земледельцам; и знание животных как полезное для охотников или скотоводов. Но не было никакого стремления подвести такое знание под абстрактные законы или зачастую вообще под какие-либо законы, поскольку оно считалось не интеллектуальным интересом, а технической информацией.

Поэтому в четвертой главе будет показано, как рассеянные интересы и действия, связанные с пониманием естественных событий, развились в публично признанную роль ученого.

Появление новой социальной роли происходит в более широкой социальной среде. В соответствии с приведенным здесь определением само ее появление предполагает изменение социальных ценностей. В случае с научной ролью это означало признание поиска истины с помощью логики и эксперимента стоящим интеллектуальным занятием. Это привело к изменению философского и религиозного авторитета, повышению значимости технических знаний, созданию новых концепций и норм интеллектуальной свободы вообще и, в конечном счете, далекоидущим последствиям практически для всех распространенных социальных устройств. Поэтому появление научной роли было связано с изменениями в нормативных механизмах («институтах»), регулирующих культурную деятельность, а также (затем и косвенно) других видов социальной деятельности. Эти институциональные изменения, которые, как и появление научной роли, впервые произошли в Англии, будут рассмотрены в пятой главе.

Эти события подготовили почву для развития организации науки и научного сообщества. Эволюция этой организации от академий XVII-XVIII веков до университетов и научно-исследовательских институтов XIX-XX веков и научного сообщества от небольших групп и объединений интеллектуалов к более крупным и сильным сообществам профессиональных ученых будет предметом глав с шестой по восьмую.

Эта последняя тема будет рассмотрена на трех примерах развития организации науки: во Франции, Германии и Соединенных Штатах. Эти главы призваны объяснить перемещение научного центра из Великобритании во Францию, а затем в Германию и Соединенные Штаты. (Перемещение из Италии в Англию рассматривается в главе, посвященной возникновению современной науки.)

Мы уделяем этим центрам такое внимание, потому что они сыграли решающую роль в развитии научной деятельности. Это происходило потому, что вопросы о том, сколько и каких научных исследований должно было проводиться в стране, лишь в исключительных случаях разрешались с учетом социальных целей, достигаемых благодаря исследованиям. Причина этого состоит в том, что даже сегодня невозможно точно установить связь между различными объемами и видами исследований (в отличие от развития) и достижением различных социальных целей, вроде развития технологии, экономического прогресса и военного могущества, которые обычно связываются с наукой™. Кроме того, невозможно установить связь между выбором социальных структур (карьер; определений ролей; лабораторной, факультетской, университетской и исследовательской организации; национальных систем обучения и исследований) для научной работы и различными объемами и видами исследований.

Поэтому изменение уровня и форм научной деятельности во времени и пространстве происходило в ходе своеобразного естественного отбора. Несмотря на недавние попытки разработки национальной научной политики, действительное развитие до сих пор было следствием не связанных между собой инициатив и стратегий, принимаемых теми, кого непосредственно интересовала наука, а именно — учеными, прочими интеллектуалами, интересующимися наукой в качестве помощников или соперников ученых, и теми, кто оплачивает занятие наукой ради науки или ради некоего предполагаемого общественного или частного блага. Эти группы имеют прежде всего научные и/или более общие интеллектуальные цели. Но то, чего они могут достичь, ограничивается их экономическим положением и политическими, религиозными и иными ограничениями. Эти ограничения детерминируют социальные структуры, вроде определения научной роли и типов научной организации, которые группы могут создавать для осуществления своих научных целей. Обычно они пытаются выбирать структуры из доступных моделей и редко создают свои собственные. Они изобретают стратегии для создания этих


::Следующая страница::