Передача и распространение науки в распространенных обществах

Это отсутствие развития невозможно объяснить отсутствием представления о науке или отсутствием таланта в обществах, в которых наука не развилась в быстрорастущий вид деятельности. Во многих обществах — возможно, во всех — существовало достаточно четкое сознание существования необходимой связи между определенными естественными событиями, и им вполне удавалось отделять этот тип логических отношений от других типов, вроде магии и чуда. Эти общества накопили определенный объем знания, которое можно считать научным. И, судя по современной работе китайских, индийских, японских и иных ученых, эти общества имели немало научных талантов. На самом деле в некоторых местах, вроде Древней Месопотамии, Греции и Китая, удалось достичь впечатляющих вещей. Впечатление, что задержка в развитии науки была вызвана социальными, а не наследственными условиями или отсутствием основных логических понятий, еще больше усиливается при взгляде на характерную закономерность роста научной традиции во всех обществах до XVII столетия. После относительно краткого периода расцвета наступал длительный период застоя и упадка, во время которого научные традиции почти распадались. Если бы потенциал к научному творчеству отсутствовал, не было бы и никаких периодов расцвета — кратких или долгих. Поэтому повторяющийся феномен упадка следует связывать с недостатками механизмов передачи и распространения знания.

Эти недостатки особенно очевидны при сравнении того, как наука передается сегодня, с тем, как она передавалась в прошлом. Сегодня имеются журналы, монографии, тексты и специализированные курсы обучения. Но раньше научное знание обычно передавалось вместе с технологической, религиозной или общей философской традицией. Так, большая часть дошедших до нас знаний Древнего Египта содержится в религиозной и прикладной литературе. То же касается значительной части индийской традиции. Китайская традиция содержит множество технических трактатов с описаниями и классификациями, но теоретические работы в ней также были частью философских и религиозных сочинений*. Нечто вроде специализированных текстов для изучения математики существовало в вавилонской и — в более развитом виде — греческой традициях. Последняя также имела теоретические сочинения в других областях. Но даже в этом последнем случае независимость этих научных традиций от религиозной и метафизической мысли была ограниченной и эфемерной.

Наиболее показательным примером того, как включение научного знания в другие традиции приводило к его упадку, служит астрономия, пожалуй, наиболее развитая наука древности. С самого своего зарождения традиция в этой области содержала существенные элементы астрологии. Тем не менее знание основывалось на наблюдаемых астрономических явлениях и во многом было связано с решением практической проблемы интеркаляции лунного календаря. Но примерно во II веке до н.э. основное внимание сместилось к астрологии магического типа, и это оставалось основным занятием данной профессии вплоть до XVII века.

Поэтому даже в области, в которой имелось немало чисто рациональной научной литературы, существовала возможность вырождения вследствие смещения интереса к ненаучным проблемам. Другими причинами упадка были сложности с сохранением документов и ошибки, допущенные при переписывании рукописи, особенно во время, когда предмет перестал вызывать живой интерес.

Периоды научного упадка обычно намного длиннее периодов научного роста. Они сменялись феноменами наподобие «возрождения». Но они не могли восстановить реальную преемственность с древним знанием, поскольку обычно оно забывалось. Поэтому развитие приходилось начинать снова, иногда с более низкого уровня, нежели тот, что был достигнут в прошлом. История упадка и лишь частичного повторного открытия греческой традиции в эпоху европейского Возрождения хорошо известна, чтобы нуждаться в пересказе. Подобные вещи происходили и в Китае. Древние книги были уничтожены в конце III века до н.э. по приказу нового императора Цинь Ши-хуанди. Это было сделано для того, чтобы разрушить старые феодальные традиции, и в ханьский период была предпринята попытка восстановления утраченного. В Индии господство буддизма явно разрушило древние астрономические традиции, которые были возрождены примерно к 200 году до н.э. после падения этого господства.

Этот тип развития показывает, что в различных обществах все же предпринимались попытки творческой научной работы. Но, как правило, этим начинаниям не удавалось привести к появлению непрерывной научной деятельности и, следовательно, накоплению научного знания. Рано или поздно наука всегда подчинялась другим задачам и в результате утрачивала свою жизнеспособность.

Как происходило это подчинение науки? Поскольку научное знание всегда было делом очень небольшого числа людей, заинтересованных и сведущих в этих делах, на этот вопрос можно попытаться ответить, установив, кем были те люди, которые занимались наукой в этих ранних обществах. Это рассмотрение должно показать, какие цели они преследовали в своих научных занятиях и почему они не проявляли интереса или не были способны к тому, чтобы и дальше развивать ее.