Федеральный центр образовательного законодательства

Социальные роли тех, кто вносил вклад в развитие научного знания в распространенных обществах (2)

Но рациональной чистоты этой технологической традиции было недостаточно, чтобы служить основой для появления науки. В долгосрочной перспективе архитектура и строительство внесли намного меньший вклад в рост научного знания, нежели астрономия или медицина, хотя последние тесно переплетались с теологией и магией, с одной стороны, и ложными доктринами, с другой. Такой сравнительно скудный вклад в науку со стороны архитекторов и инженеров, вероятно, объясняется тем, что потребность в письменном или любом другом абстрактном символическом закреплении архитектурной и технической традиции была значительно меньше. Медицина и астрономия имели дело с явлениями, которые слабо или вовсе не поддавались манипулированию и пристальному наблюдению. Важные элементы модели, позволявшие визуализировать или тем или иным образом отобразить функционирование человеческого тела или движение небесных тел, неизбежно основывались на догадках, и эти догадки должны были быть логически последовательны. Поэтому существовала потребность в определенной теории.

С другой стороны, архитектор и инженер могли видеть то, что они делали, и обрабатывать свои материалы.

Даже если они использовали чертежи, на них изображались конкретные предметы или очень простые абстракции вроде формы и расстояния, а не спекулятивные модели. Так, они могли строить здания или конструировать машины, которые были точными и намного более сложными, чем те, что можно было постичь при помощи доступной теории. И им не нужна была теория для того, чтобы стать известными. Славу приносили величественные здания, которые они строили и которые несли на себе их имя.

(г) Общей чертой всех технологий была их узкая цель, а именно — достижение конкретного результата, а не формулирование всеобщих законов. Эта цель отбивает охоту к накоплению и улучшению знания, которое появляется благодаря разработке логических выводов, сделанных на основе уже известного, независимо от того, насколько они важны для непосредственной проблемы. Такая логическая разработка открывает новые области для исследования и в конечном счете ведет к вскрытию противоречий между фактами и теорией и созданию новой теории. Но никакого развития не происходит, если цель знания состоит в достижении узкой практической цели.

(д) Ограниченные интересы технологов и других пользователей научного знания способны не только прервать дальнейшее научное исследование, но также и привести к противодействию всякому исследованию вообще. Поскольку они заинтересованы в оказании определенного вида услуг, их отношение к нововведениям будет определяться внешними соображениями. У священнослужителя, который использует астрономию для определения времени проведения религиозных праздников, не будет стимулов для принятия стандартного календаря. Противодействие с его стороны может быть вызвано не только угрозой для его занятости, но также такими соображениями, как утрата смысла священных ритуалов. С религиозной точки зрения, такие соображения, конечно, обоснованны. Точно так же врачи, задача которых состоит в том, чтобы лечить людей, могут приводить моральные доводы против теорий или экспериментов, нацеленных на увеличение знания, если это не влияет напрямую на исцеление больного.

(е) Наконец, технологические задачи могут привести к забвению научной основы технологий, даже если научная теория сыграла важную роль в первоначальном открытии. Наконец, если одна технология сменяется другой, люди могут потерять интерес к по-прежнему надежной научной основе старой технологии. Или, еще один пример, технология может быть усовершенствована настолько, что ее практика больше не требует знания научной основы (например, введение календарей). Этот процесс происходит ежедневно с тех пор, как научно-технический процесс «развился» для применения в производстве. На этом этапе со всеми деталями процесса могут справляться так же или еще лучше люди, полностью неспособные понять его научную основу, а не ученые. Поэтому в этих случаях наука, включенная в технологию, обычно забывается при передаче ее от того, кто ее открыл, к тому, кто ее применяет.


::Предыдущая страница::