Победа ненаучной культуры над наукой в Италии

Это описание итальянской классовой системы как все более жесткой, а классовой системы Северной Европы как все более гибкой требует уточнения. Нам необходимо параллельное описание движущейся к состоянию застоя итальянской и стремительно развивающейся североевропейской науки. Оглядываясь в прошлое с точки зрения второй половины XVII века, такое описание кажется верным, но при рассмотрении ситуации с точки зрения XVI — начала XVII века оно кажется ошибочным. Вливание торговцев в состав итальянской знати можно считать признаком открытости к торговле, которая не была знакома большинству европейских стран до XIX века. Участие гильдий в управлении городами свидетельствовало о более широком распространении гражданских прав, чем где бы то ни было, а интерес к науке, как и ко всем остальным областям знания и искусства, в Италии был распространен шире, чем в любой другой стране. В таком случае насколько оправданно считать превращение ученых в высший слой академической социальной среды предвестием упадка? Не правильнее ли считать его первым случаем освоения новой научной культуры частью одного из правящих классов Европы? (По этому пути позднее пошло развитие других стран.)

Продолжение ...

Появление профессионального университетского преподавателя в средневековом университете

В распространенных обществах типичной формой высшего образования был учитель, окруженный учениками. Некоторые из учеников могли стать весьма известными учеными при жизни учителей, но только один мог унаследовать положение учителя. Другие ученики могли основывать собственные школы в других местах и продолжать традиции своих учителей или наследовать руководство существующей школой, учитель которой не оставил ученика, достойного или способного стать его наследником. Правители, состоятельные люди или общины обычно поддерживали такую школу, предоставляя привилегии ученым и обеспечивая места для проживания и проведения занятий, выплачивая жалованье учителю, даря ему подарки или совершая пожертвования.

Продолжение ...

Художники и ученые в Италии: зачатки научной роли

Первые признаки изменения в оценке науки появились в кругах художников и инженеров в Италии XV века. До этого времени художников считали простыми ремесленниками, но благодаря общим условиям, которые сделали возможной сравнительную автономию для различных групп городского населения, их благосостояние в XV веке улучшилось.

Продолжение ...

Периферийность науки в средневековом университете

Интеллектуальное разделение труда, возникающее вследствие существования различных видов исследований в корпоративной организации, также стимулировало дальнейшую внутреннюю дифференциацию, которая позволила естественным наукам занять свое место в университетах. Они не были необходимой частью учебного плана, и знания их не требовалось для получения академической степени. Но среди многих учителей и ученых, преподававших различные предметы, неизбежно находились те, кто интересовался научными проблемами. Логики обсуждали математические и физические проблемы, а врачи занимались рассмотрением множества биологических проблем. Появлялись неформальные группы, которые получали средства для проведения этих исследований за пределами обычного учебного плана или во время каникул. Даже хотя эта деятельность не была институционализированной, простые размеры и внутренняя дифференциация университетов позволяли достаточно заинтересованным людям находить друг друга. На таком крупном академическом «рынке» было достаточно «спроса» для поддержания даже самой маргинальной интеллектуальной области. В небольшом кружке, напротив, вероятность найти кого-то, кто интересовался бы этим, была ниже, и потому стимулов для проявления любознательности и устойчивого интереса также было немного.

Продолжение ...

Протестантская политика в отношении науки

На самом деле не все разновидности протестантизма согласились с таким новым видением науки или согласились с ним независимо от своего местоположения. В небольших обособленных протестантских обществах вроде тех, что были в Женеве и Шотландии, в большинстве мест в Германии и позднее в XVII веке в Голландии, наука испытывала едва ли не большие трудности, чем в крупных католических центрах Италии, Франции и Центральной Европы. Эти протестантские общества были небольшими и очень сплоченными; поскольку они были относительно недифференцированными, в них не имелось сколько-нибудь заметного класса интеллектуалов, помимо священников. Подобно еврейским общинам, которые были организованы схожим образом, они нетерпимо относились ко всему, что могло привести к ереси. С другой стороны, католическая церковь со своей традицией обучения и собственным многочисленным классом дифференцированных интеллектуалов в различных орденах обычно выказывала большую симпатию к специализированным нерелигиозным интеллектуальным интересам.

Продолжение ...

Более высокая оценка науки в Северной Европе

Наиболее очевидным аспектом преобразования, которое произошло в научном движении в Северной Европе, было то, что наука в конечном итоге стала основным элементом в складывающейся идее прогресса. Однако эта оценка вовсе не была очевидной с самого начала, и многие аспекты движения казались всего лишь повторением итальянского развития. Сближение между художниками и практиками, с одной стороны, и высокообразованными людьми с научными пристрастиями, с другой (как это имело место в Италии с XV века), копировалось в других частях Европы в XVI веке. Наиболее известны имена Ве-залия, Дюрера и Кристофера Рена. Последнего, одного из величайших архитекторов XVII века, можно считать более поздним и наиболее последовательным продолжателем дела, начатого в XV веке его итальянскими предшественниками Альберти и Брунеллески. Точно так же северные научные академии черпали свое вдохновение в Италии. Пейреск, основатель неформальных кружков, на основе которых в конечном итоге возникла Академия наук, был студентом Падуи, корреспондентом Галилея и учеником делла Порты (основавшего одну из первых итальянских научных академий в Неаполе). Вокруг него сформировался кружок людей со всей Европы, посещавших его и переписывавшихся с ним, которые интересовались естественными и гуманитарными науками; между этим кружком и теми, кто выступал за создание британского Королевского научного общества и французской Академии наук, имеется прямая связь. Но Пей-реск только продолжил дело, начатое Галилеем, вокруг которого также образовалась сеть корреспондентов и посетителей.

Продолжение ...

Религиозный фактор и появление научной утопии

Другим важным условием, увеличившим вероятность признания автономного научного мировоззрения на Западе, а не в Италии, была иная религиозная ситуация. «Не хлебом единым жив человек, а всем исходящим из Уст Божьих» (Второзаконие, 8:3), и это было особенно верно в XVII веке. Почти все жители Европы принадлежали к какой-то вере — христианской или иудейской. Церковь сумела прийти к согласию с философией, которая выступала против ее доктрины более решительно, чем наука. Но вольные рассуждения об абстрактных вещах вроде бессмертия души допустить было проще, чем подвергнуть проверке конкретные вопросы вроде природы луны при помощи телескопа. Спекуляции людей в религиозных вопросах никогда не могли быть окончательными. В вопросах, в которых спекуляция считалась подходящим методом, важно было могущество Господа, а не человеческий дух. Могущество Господа было непостижимым для человека, и там, где возникало противоречие между божественным замыслом и человеческим духом, нетрудно было «понять», в чем заключалась окончательная истина. Но эмпирическая наука, когда она затрагивала вопросы, имеющие теологическое значение, исключала возможность использования таких уловок;

Продолжение ...

ПОЯВЛЕНИЕ НАУЧНОЙ РОЛИ

В соответствии с выводами предыдущей главы древняя наука не могла развиться не из-за своих имманентных недостатков, а потому, что те, кто занимался научной работой, не считали себя учеными. Вместо этого они считали себя прежде всего философами, врачами или астрологами. Значительная часть греческой традиции действительно была утрачена вследствие войн и вандализма в эпоху Средневековья, но застой и упадок традиции начались раньше. Кроме того, если бы существовала группа людей, наследовавших греческой научной традиции и считавших себя учеными в христианском или мусульманском мире или среди евреев, то греческие достижения, вероятно, были бы вновь открыты в Средневековье. Будь это так, в XV веке, когда действительно произошло их повторное открытие, из этих греческих достижений можно было бы извлечь куда большую пользу. Поэтому вопрос состоит в том, что заставило определенных людей в Европе XVII века впервые в истории начать считать себя учеными и видеть в научной роли уникальные и особые обязательства и возможности. Вследствие чего такое самоопределение стало социально приемлемым и признанным? Объяснение будет эволюционным: новая роль появилась в результате нескольких независимых друг от друга направлений развития, которые в конечном итоге были включены в роль ученого.

Продолжение ...

5. Поддержка науки как средство для достижения цели и как самоцель

Помимо этих результатов имеются также другие соображения, которые вызывают сомнения, связанные с растущим стремлением ученых к получению поддержки со стороны центрального правительства. Это стремление основывается на представлении, что, поскольку выгода от науки разделяется всеми, нельзя ожидать, что индивиды или местные группы окажут ей достаточную поддержку. Это так, если речь идет о фундаментальной науке. Но в науке, направленной на решение конкретной проблемы, центральное правительство нельзя считать представителем всего общества, поскольку оно не выполняет всех функций общества. Если исследования будут опираться в основном или полностью на поддержку центрального правительства, то они станут поддерживать цели центрального правительства, а не все виды социальных потребностей, которым могут служить исследования. Например, кажется, что сравнительно более существенные расходы на военные и сельскохозяйственные исследования в сравнении с расходами на исследования условий проживания и экологической гигиены, производимые в большинстве стран мира, отчасти обусловлены тем, что научные исследования в обороне и сельском хозяйстве являются задачей центрального правительства, а условия проживания и экологическая гигиена — делом местных органов власти.

Продолжение ...

Возникновение и развитие роли ученого

События, которые привели к появлению роли экспериментального философа и ученого в Англии XVII века, преподносятся как история ученых, обладавших знаниями и интересом к математике и естественной философии, извлекая пользу из социального окружения, благоприятствующего их интересам в университетах, мастерских художников и академиях. Благодаря успешному приспособлению к этим различным средам сложились представления о новой роли экспериментального философа, сочетавшей в себе элементы учености и ремесла. И наиболее влиятельным среди этих проектов был проект Фрэнсиса Бэкона. В середине столетия появилась экология, благоприятная для ее действительного установления. Это произошло в Англии, где революция и ее последствия подорвали всю сложившуюся религиозную и идеологическую власть и создали готовность следовать бэконианской идее поиска истинного знания в эмпирическом и экспериментальном исследовании природных явлений. Кроме того, отсутствие влиятельной религиозной догмы позволило людям считать исследование явлений природы путем к Богу, сотворившему Природу. «Данная книга природы» наряду с Библией служила источником подлинного знания о путях Господних.

Продолжение ...