Протестантская политика в отношении науки

На самом деле не все разновидности протестантизма согласились с таким новым видением науки или согласились с ним независимо от своего местоположения. В небольших обособленных протестантских обществах вроде тех, что были в Женеве и Шотландии, в большинстве мест в Германии и позднее в XVII веке в Голландии, наука испытывала едва ли не большие трудности, чем в крупных католических центрах Италии, Франции и Центральной Европы. Эти протестантские общества были небольшими и очень сплоченными; поскольку они были относительно недифференцированными, в них не имелось сколько-нибудь заметного класса интеллектуалов, помимо священников. Подобно еврейским общинам, которые были организованы схожим образом, они нетерпимо относились ко всему, что могло привести к ереси. С другой стороны, католическая церковь со своей традицией обучения и собственным многочисленным классом дифференцированных интеллектуалов в различных орденах обычно выказывала большую симпатию к специализированным нерелигиозным интеллектуальным интересам.

Но в большинстве мест протестанты не смогли создать закрытой религиозной общины. С одной стороны, они вынуждены были противостоять католикам; с другой стороны, различные протестантские секты вели борьбу между собой. В этих обстоятельствах не существовало религиозной власти, которая была бы способна заставить подчиниться своей доктрине и практике. В тех местах, где складывались такие условия, правительствам было намного проще выражать сочувственное отношение к науке и научным утопиям. Верившие в утопию могли свободно пропагандировать свои взгляды, а официальные власти могли занимать прагматическую позицию в этом вопросе. В результате официальные протестантские власти в ряде случаев принимали политику поддержки науки, а в Англии они вплотную подошли к принятию научной утопии за основу своей официальной образовательной политики.

Первым заметным примером явно позитивной протестантской политики в отношении науки стало преследование Галилея. И любые репрессивные действия в отношении науки со стороны католической церкви, которая была главным противником протестантов, тотчас использовались для пропаганды. Дело Галилея получило широкую огласку. Сразу же после его осуждения группа протестантских ученых в Париже, Страсбурге, Гейдельберге и Тюбингене решила перевести работу Галилея на латынь. В этом предприятии они пользовались широкой поддержкой со стороны нескольких протестантских общин, в прошлом не отличавшихся терпимостью к коперников-ским идеям. Экземпляры работы Галилея были получены через доктринально непоколебимую Женеву; один из членов группы был из Тюбингенского университета, где незадолго до этого Кеплеру не дали получить теологическую степень из-за его коперниковских воззрений.

Голландское правительство также использовало опалу Галилея для дела протестантизма, обратившись к нему — через Гроция — за советом по поводу измерения долгот. И хотя отклика Галилея так и не последовало, голландское правительство воздало ему официальные почести, а связь с ним поддерживалась до тех пор, пока она не была прервана курией, которая, возможно, не так уж заблуждалась, полагая, что эта связь использовалась в целях протестантской пропаганды.

Образованные протестанты с научными интересами видели в преследовании Галилея возможность объединить помощь делу протестантизма с получением официальной поддержки науки. Их совместные действия были, возможно, самым первым случаем активного научного лобби в протестантской Европе. И по крайней мере некоторые из этих интеллектуалов преследовали не только общие религиозно-воспитательные цели, но также и цели развития науки.

Трудно сказать, насколько широко дело Галилея использовалось для того, чтобы связать науку с протестантизмом. Во всяком случае, оно не было главным фактором в учреждении науки. В Англии наука была вовлечена в протестантскую политику новым и более важным образом. И до создания, и при самой Английской республике поддержание общественного согласия по поводу всего, что могло иметь религиозное значение, существенно осложнилось из-за множества теологических разногласий, имевших политические последствия. Отличительная особенность предыстории Королевского научного общества состояла в том, что участники неформальных встреч кружка, из которого возникло общество, договорились не обсуждать вопросы религии и политики, беспристрастно ограничившись нейтральной областью науки. По схожим причинам бэконовская философия и поддержка науки стали частью официальной политики республики.

Одним из выдающихся популяризаторов науки в Английской республике был Джон Дюрье, который провел немало времени в Северной Европе, работая над объединением всех протестантских церквей. И Хартлиб, который поддерживал Дюрье, и Хаак (еще один член ранней группы ученых и политических деятелей, которые развивали науку) тоже, вероятно, не остались в стороне от религиозных конфликтов в Европе. Они повлияли на формирование образовательной политики республики, а их идеи стали официальной политикой. Внезапный взлет популярности бэконовских взглядов в конце 1640-х годов и назначение Уилкинса, Уоллиса, Петти и Годдарда на университетские кафедры свидетельствовали об успехе новых идей. Помимо своей близости к интересам класса ремесленников, торговцев и других мобильных людей, составлявших основу режима, бэконовская наука была чем-то, с чем могли согласиться более просвещенные элементы среди пуритан. Научная деятельность приветствовалась теми, кого интересовало более светское образование и кто испытывал отвращение ко всему, что напоминало о старых порядках. При этом она была также приемлема для более фанатичных пуритан, которые считали, что изучение Библии было достаточным образованием для всех, и даже хотели вовсе отменить университеты, поскольку наука казалась им меньшим злом, чем языческое гуманистическое учение. Поэтому наука получила радушный прием. Это обусловлено не тем, что ее поддерживало какое-то из течений протестантской теологии, а тем, что она была относительно свободна от участия в богословских и философских диспутах, которые раздирали континентальную Европу и разъедали английское общество.


::Следующая страница::