Сдвиг интереса с науки к философии и технологии (2)

Однако необходимо отметить, что подобная утрата интереса была не столько реальной, сколько видимой. Разочаровывающее бесплодие теоретической науки в Англии XVIII века не привело к ослаблению веры в экспериментальный метод как основное средство человеческого познания природы и общества и господства над ними. Такая вера лежала в основе большинства смелых философских и технологических предприятий. В прошлом остались лишь нереалистические ожидания от науки. У одаренных и творческих личностей было теперь намного больше возможностей для раскрытия собственного творческого потенциала, чем прежде. Можно было обсуждать вопросы политики, экономики и философии, не опасаясь горячих столкновений; кроме того, имелись значительные возможности для оказания влияния на политику. Сциентистская перспектива технологического прогресса также прошла проверку на практике. Эксперименты с паровыми двигателями, ткацким оборудованием и другими технологическими проектами начались и подстегивались инициативой, достигшей расцвета при политике, которая находилась под постоянным и пристальным наблюдением экономистов и время от времени изменялась в результате их рекомендаций. Эти эксперименты были составной частью институционализации науки: методом проб и ошибок были установлены пределы применимости научных принципов и изменения социальных институтов согласно с этими принципами.

Но все эти изменения означали, что (а) социально созданная мотивация была менее перспективным средством направления творческих способностей в естествознание, чем прежде, а (б) достижения в чистой науке лишились своей риторической значимости в общественных дебатах о политической реформе и экономическом прогрессе. Основные реформы были проведены, а сложности были эмпирическими, а не риторическими. Поэтому научные достижения и обходились так дорого немногим занимавшимся наукой специалистам, которые применяли их на практике, и любителям, которые получали от них удовольствие. На этапе движения они также обладали дополнительной ценностью, будучи единственной областью свободного интеллектуального творчества и сильнейшим доводом в пользу либерализма в основных идеологических спорах. Общий вывод был бы таким: на этапе движения большинство интеллектуальных стремлений и общественный интерес во всех остальных видах деятельности (религия, экономика, политика и т.д.) были направлены на науку. С другой стороны, на этапе институциона-лизации большая часть интеллектуальных побуждений, созданных наукой, рассредоточилась на множество различных видов деятельности, в которых применялась наука. Результатом могло стать относительное ослабление интереса к науке в узком смысле слова, хотя оно, возможно, во многом уравновешивалось применением научного подхода во всех остальных видах деятельности.


::Предыдущая страница::