Некоторые результаты системы

Появление научной роли в американском университете тесно связано с мобильностью американских ученых, которая, в свою очередь, служит важнейшим элементом в способности американских университетов приспосабливаться к новым возможностям в исследованиях и преподавании. Еще большая мобильность была (и до сих пор остается) присуща также немецкой системе. Но немецкая мобильность жестко ограничивалась структурой академической карьеры и иерархии университетов. Люди переходили с одного места на другое для того, чтобы получить либо более высокую должность, либо такую же должность, но в более известном университете (что обычно означало возможность использования лучшего оборудования и более привлекательную интеллектуальную среду). Кроме того, в Соединенных Штатах мобильность во многом определялась интеллектуальными устремлениями индивида на определенном этапе его карьеры или представлениями о желаемом доходе. Ученые могут переходить с более высокой должности в первоклассном университете в менее престижный университет, чтобы получить институт или отделение или лучшие лаборатории и условия работы. Вышедшие на пенсию члены известных университетов не считают преподавание в небольших колледжах чем-то зазорным. И точно такие же соображения влияют на уход профессоров и преподавателей из академической системы вообще. Поэтому ученые стали идентифицировать себя не столько со своими университетами, сколько со своей дисциплиной, хотя обычно они предпочитают работать в атмосфере университета. В каждой области существует профессиональное сообщество ученых, и положение в этом сообществе играет более важную роль, чем в других странах.

Одним из наиболее очевидных свидетельств значимости профессионального сообщества служит сравнительно большая важность профессиональных научных обществ в Соединенных Штатах, чем в континентальной Европе. Они играют более важную роль в издательской деятельности, их съезды — это важные события; и между научными и профессиональными аспектами их деятельности существует более тесная связь, чем в Европе (британская ситуация ближе к американской).

Только в Соединенных Штатах имело место широкое и раннее признание того, что между творческими успехами в исследованиях и организацией исследований нет неизбежного противоречия. Это отсутствие предрассудков по поводу организованных исследований и повышения их эффективности через стандартизацию существенно упростило создание все более сложных и утонченных видов организованных исследований. Таким образом, отделения, научно-исследовательские институты и лаборатории вскоре опередили своих европейских коллег по сложности и размерам. К 1930-м годам и, возможно, даже ранее разрыв вырос настолько, что в некоторых областях европейские ученые уже больше не могли эффективно соперничать со своими американскими коллегами.